Дальнобой на мотоциле Тула

На Туле из Ленинграда в Тулу

Дальнобой на мотоциле Тула

Покупая мотоцикл, я скорости предпочел устойчивость: опыт у меня достаточный, но возраст (мне 55 лет) сделал реакцию уже не той, чтобы ездить на «Планете-спорт». «Тула» представлялась идеальной.

Сразу с покупки начались сюрпризы, говорящие о недоброкачественной сборке. Сначала коротило в проводке. После долгих поисков установил, что низковольтная клемма катушки зажигания касалась бензобака. Только и всего. При сборке свежая краска держала напряжение, и все было в порядке. При транспортировке она протерлась — появился ненужный, но надежный контакт.

Когда при первом же выезде пришлось размонтировать колесо, один из трех болтов заклинило так, что и хромованадиевые ключи не помогли. Выручили хорошая торцовая головка и ручные тиски.

Кикстартер стоял в таком нелепом положении, что заводить мотоцикл можно было разве что лежа. А при попытке переставить его выяснилось, что крепящий болт фактически не имеет резьбы.

Двигатель завелся сразу и работал сносно, но дымил. А при троганье захлебывался и глох. Не буду интриговать: в поплавковой камере обнаружил отдельно лежащий жиклер 0,69 мм, а бензин шел прямотоком через распылитель диаметром 2,8 мм! И на том спасибо — все-таки положили жиклер, не забыли.

Я очень сокращаю свои заметки и потому опускаю все, что пришлось услышать и увидеть, когда по наивности обратился на ленинградскую гарантийную станцию № 5. Но после этого обращения (тут как раз подошло время отпуска) у меня и созрела идея съездить в Тулу — там и запчасти, и сервис. Доверчив покупатель, ох, доверчив!

В Нарве купил и приспособил по месту ветровой щиток, за субботу знакомые сварщики i-рямо на мотоцикле и «по вкусу потребителя» сделали багажник (вот бы госсервис так разворачивался, а то что ни попроси, либо нет, нельзя, либо бери что дают), запасся маслом (в Ленинграде дефицит, на колонки надежды нет), повесил 12-литровую канистру для бензина, палатку, рюкзак с «непромоканцами», чемодан с чистым — и готов! Кстати, заправка на «Туле» с проблемами: горловина в баке узкая, только-только пистолет заправочный входит, емкость маленькая, а давление в колонке такое, что того и гляди половину в бак, половину в лицо. Так что предпочтительнее сначала в канистру, а потом не спеша с маслицем через воронку в бак. Для этого и канистру беру даже на колонку.

Итак, на спидометре 2,3 тысячи километров, в 13 часов выезжаю на Московское шоссе. Покрытие в городе, несмотря на удвоенный налог, ухудшается с каждым днем. При довольно мягких «восходовских» амортизаторах и килограммах 50 багажа подкидывает на кочках довольно внушительно. Рельеф у нас ровный, и мотоцикл не спеша набирает скорость 70—75 км/ч. Но даже на небольшом подъеме на IV передаче скорость либо не набирается вовсе, либо падает. Дело в том. что двигатель развивает максимальную мощность и крутящий момент почти на предельных оборотах — 4800 и 5200 соответственно. Поэтому мотоциклисты, привыкшие, чуть тронув газ, сразу включать следующую передачу, на «Туле» должны переучиваться: двигатель, особо на III передаче, надо хорошо раскручивать. Вообще на скоростях менее 60 км/ч лучше пользоваться III передачей, на подъемах это правило обязательно. Все же на кочках, трещинах и даже на проклятой всеми мотоциклистами щебенке сказываются широченные шины — катишь, почти не замечая помех, и даже там, где щебенка разлетается веером, только по тому, как начинают шарахаться от тебя «жигулята» и «москвичи», понимаешь, что за тобой, как за самосвалом, — град камней. Первой заправки хватило на 250 километров. Расход в среднем держится около 5 литров, фактическая емкость бака примерно 12—12,5 литра.

В Торжке свернул на тверское Пушкинское кольцо, 35 километров ехал по приличному асфальту, потом пошли глина и песок. Последние полкилометра буду вспоминать долго: на дорогу выполз «Кировец», и после этого она стала непроходимой. Но мой «конек-горбунок» и тут справился, спасибо ему.

Если до сих пор с ночлегом и вообще приютом не было проблем, то в Подмосковье об этом и не думай. Верх сервиса — это шашлык на обочине по 25 рублей килограмм. Меня последовательно выпроводили из «Оки» в Серпухове, из «Тулавтосервиса». Так к 23 часам и добрался до цели — тульского пригорода Горелки, где находится станция гарантийного обслуживания.

Утром под вывеской «Ремонт мототехники» оказался один мастер — Александра Васильевна и ее единственный подчиненный — слесарь Саша. Довольно просторный цех заполнен и инвалидной коляской, и мопедами, и грузовыми «муравьями», есть ИЖ. «Восход», еще одна «Тула». И на все — один Саша! Естественно, он принялся за коляску ветерана войны, пока ходившего на двух костылях. Меня поджимает время, поэтому я достаю «бортовой» инструмент и под руководством Саши снимаю головку и цилиндр для осмотра. Кстати, я далеко не единственный «самодельщик» — тут же двое ребят потрошат «Муравья». Другой Саша, арендатор из ближнего района (он вместе с напарником откармливает 180 телок, ему ждать — привесы терять, а в его новеньком «Муравье» треснула рама), сам поагрегатно раскидал весь мотороллер и собрал его заново на новую раму — за два дня. Я не слишком торопился: за два с половиной дня снял — поставил цилиндр и головку, обдув и генератор, поменял правый сальник. Чтобы снять вилку, потребовалось сжать пружины. Дело нетрудное — доехал до ближайшей выбоины в асфальте и подкатил обратно с зажатой до упора вилкой. Но вот снять колесо в этом положении оказалось невозможно — ось никак не выходила. Пришлось воспользоваться уже накопленным опытом — поставить мотоцикл на подставку и, уперевшись ногой в гайку оси, дернуть за руль. Не сразу, но вилка отошла, ось подалась, дальнейшая разборка не составила труда. Пусть меня простит гарантийная служба, но подозреваю, что вилка моя, которую заменили, была в полном порядке, не считая того, что собрана была наискосок.

На этом можно было и закончить историю с ремонтом, если бы она не имела продолжения. А оно, увы, было.

На обратном пути, уже в районе Калинина, заклинило заднее колесо: рассыпался подшипник, сальник — в клочья, тормозной барабан в глубоких задирах. Было это в воскресенье. Впрочем, на магазины и в другие дни надежды никакой. А потому, использовав электричку, я во вторник утром снова предстал перед Александрой Васильевной в Туле.

Скоро сказка сказывается — да не скоро дело делается. Нужных деталей не оказалось ни на складе «гарантики», ни в отделе сбыта завода. Пару подшипников и тормозной диск мне, в порядке исключения, продали на базе Посылторга через почту. Два сальника нашел в передней ступице от мотороллера, которую достал по случаю. С тем вернулся в Калинин, реанимировал «Тулу» и с легким сердцем отправился дальше.

Несмотря на обилие приключений, я пришел к выводу, что «Тула» вполне пригодна к дальним рейсам, хотя и не ее это стихия. Если же говорить о проселках, то тут ей просто нет равных.

И еще одно впечатление от этой поездки до сих пор живет в моей памяти.

За длинную дорогу пришлось видеть множество аварий, в большинстве своем до крайности нелепых, вроде бы даже беспричинных. А когда вдумаешься, причина одна — неуступчивость, агрессивность водителей, их полное равнодушие к чужой беде.

Под Вышним Волочком на моих глазах попал в аварию мотоциклист. Окровавленный парень умирал рядом с мотоциклом, тут же на проезжей части умоляла о помощи раненая его пассажирка, а мимо, отворачивая ближе к кювету, проносились машины за машиной, будто это не люди лежали на дороге, а лягушки. Честное слово, это равнодушие потрясает больше, чем открытая враждебность. За ним стоит какая-то холодная жестокость. Не это ли и превращает наши дороги в истинные поля сражений?

И последнее. Когда-то можно было путешествовать пешком и приютить путника на ночь мог любой деревенский дом — только постучи в ставни. На моей памяти и то время, когда мотоциклисты в дороге останавливались ночевать где вздумается: хоть в лесозащитной полосе, хоть на автобусной остановке. Теперь же даже группа автомобилистов не рискует ночевать на природе. Только на стоянках, рядом с дальнобойщиками, народом отчаянным и не утратившим чувства взаимовыручки. Грустно все это до душевной боли. Ибо если уж мы разучились делать добро друг другу и сопереживать, если стали бояться любого встречного — значит, дошли до самой крайней черты, за которой тьма и пустота. Значит, надо остановиться, пока не поздно.

В. ЯКОВЛЕВ, слесарь-электрик
г. Ленинград



1990N0809P21-22









Связь с администрацией: admin@roker.kiev.ua